20 Июль 2017

Уимблдон. Впечатления зрителя

 

Член президиума Федерации тенниса Украины, один из менеджеров Элины Свитолиной Всеволод Кевлич побывал на Уимблдонском теннисном турнире в Лондоне. Обычно он привозит домой впечатления об игре. Но сегодня Всеволод решил поделиться с читателями атмосферой вокруг кортов.

Впечатление Первое. Вал болельщиков.

20108590_1406013016101533_6962833612313217165_n

Ни в Австралии, ни во Франции на турнирах Большого Шлема нет проблемы «сидячих» мест. В первую неделю турнира сесть можно на любом корте. На Уимблдоне вы рискуете все матчи простоять и даже на боковых кортах не найти свободного кресла.

Система продажи билетов на Уимблдон вообще отличается от любых других турниров. Чтобы попасть на турнир 3 июля нужно до 31 декабря предыдущего года зарегистрироваться во всемирной лотерее. Выиграешь ты или нет – решает компьютер. И сообщает о своем «решении» только в марте.

Есть, конечно, еще пара способов посмотреть матч в июле. Например, отстоять очередь «со вечера» в палаточном городке, который находится на огромной поляне напротив стадиона. Переночевал в палатке, отметился в очереди и… получил шанс. Только шанс, не сам билет.

Еще можно купить билет через интернет. Но это уже будут только различного рода «пакеты». С проживанием, обедами в ресторанах стадиона и так далее. Их стоимость от нескольких сот фунтов в день за один билет.

Последний вариант – (о членстве в Клубе говорить не буду, это дорого и «не для всех») – стать гостем игрока. То есть получить либо аккредитацию на все время участия игрока в турнире, либо билет на определенный (по расписанию) день, когда на корт выходит «твой» игрок.

Система аккредитаций Уимблдона – одна из самых жестких в теннисе. Игрок имеет право аккредитовать не больше четырех человек. Учитывая, что в команде могут быть и тренеры, и менеджеры, и терапевты – для гостей почти ничего не остается. Даже для семьи игрока может не хватить места.

В отличие от того же Ролан Гаррос, где игрок ежедневно получает четыре билета для своих гостей, на Уимблдоне таких билетов аж один (!). И только в день его игры. Почему такие строгости? Потому, что спрос на зрительские места реально превышает возможности стадиона.

И «всеанглийский клуб лаун-тенниса и крокета» на этом успешно зарабатывает. Да так успешно, что может практически обойтись без рекламных площадок на самих кортах.

Впечатление второе. Строгие правила.

В один из дней у меня не было билета для сына. Это значит, что сын не увидит матч. Ничего другого в Англии это не может значить. Никаких мыслей типа «уговорить контроллеров пустить на стадион девятилетнего мальчика» даже возникать тут не может.

Нет никакого привычного для нас «варианта» в английских традициях. Нет билета? Отдыхай! Кем бы ты ни был.

Наблюдал картину, когда очень респектабельный мужчина, в невероятно дорогом костюме, стоял на входе аккредитационного центра и ждал игрока, который должен был ему принести билет. Ждал терпеливо, не выяснял отношений с охраной, не звонил нервно по телефону, не пытался никого ни о чем попросить.

А одну даму с аккредитацией при мне отправили в противоположную сторону стадиона на «другие ворота». Потому что через «эти ворота» ее аккредитация входа не дает. Хотя, чего проще? Какая разница в какие ворота входить!? Но их система работает именно так.

Хочешь выйти со стадиона и потом снова зайти? Будь любезен – надень браслет. Без браслета вместе с пробитым билетом тебя не пустят. Только два подтверждения – билет и браслет. Одного из них нет? Иди, гуляй! Даже если ты почетный консул соседнего государства.

Впечатление третье. Простые люди – эти звёзды.

Прогулка по зонам, доступным игрокам – это отдельная история. Редкий гость имеет туда доступ. Мне, скажем так, повезло.

Они, «звезды», оказались невероятно земными людьми.

Вот стоит высокий парень с миловидной девушкой, о чем-то беседуют. Парня окликает кто-то: «Гэйл, во сколько тренироваться будем?». И Гэйл, который в народе более известен, как Гаэль Монфис, отвечает лениво так: «Не знаю, решай сам». Окликавший — это, конечно, тренер Микаэль Тиллстрем. И он бредет решать. Сам.

Или вон вразвалочку, неспешно идет Монфис. Это он так «бежит» сфотографироваться для карточки.

Или гуляет Виктория Азаренко со своим очаровательным малышом. Помогает ей мама и бой-френд. Рядом Сергей — папа Елены Весниной, сосредоточенно обсуждает план на игру со спарринг-партнёром дочери.

У словенского тренера Жьелько Крайана очень суровое лицо. А за ним расписной матрешкой семенит его новая подопечная Полона Херцог, вся в татуировках. Они так забавно диссонируют.

Здесь, за кулисами, вся суть тенниса. Тут знаете, чувствуется какая-то невероятная свобода. Та человеческая свобода, которая не имеет других границ, кроме свободы других людей.

 

Комментарий