18 Апрель 2019

Украина, Свитолина и “теннисная электростанция”

Теннисный обозреватель WTA Алекс Макферсон уверен, Украина превращается в «теннисную электростанцию»! Элина Свитолина выводит спорт на новый уровень, считает журналист. О том, что ждет украинский теннис в ближайшие несколько лет, читайте в материале Макферсон

Что после Свитолиной: за кулисами украинского теннисного бума

Украина превращается в мощную теннисную нацию. Вслед за победительницей Итогового чемпионата WTA Элиной Свитолиной — целая плеяда молодых талантов поднимается вверх по рейтингу WTA, от Даяны Ястремской до Дарьи Лопатецкой. Алекс Макферсон отправился в Киев, чтобы выяснить причины такого подъема.
За последние два года Элина Свитолина подняла на новый уровень теннис Украины, закрепившись в Топ-10, а затем завоевав свой самый большой трофей на сегодняшний день — выиграв Итоговый чемпионат WTA в прошлом году. В то же самое время Леся Цуренко и Катерина Козлова также закрепили свои места в мировой элите -лучшей сотне мировой квалификации.
Но помимо них есть множество потрясающих молодых талантов, которые наступают лидерам на пятки: 18-летняя Даяна Ястремская, уже дважды выигрывавшая титулы WTA: в Гонконге в прошлом году и Хуахине в феврале этого года, 16-летняя Марта Костюк, которая доходила до третьего круга на Открыто чемпионате Австралии в 20018-м, 15-летняя Дарья Лопатецкая, которая уже выиграла 40 матчей в профессиональном туре, завоевала пять титулов ITF и поднялась на 251-е место в рейтинге.
Поток талантов на этом не заканчивается: 22-летняя Ангелина Калинина обратила на себя внимание, поставив Слоан Стивенс на грань поражения во втором круге на Открытом чемпионате США, 19-летняя Катарина Завацкая вышла в свой первый четвертьфинал WTA в Рабате в прошлом году, 17 -летняя Дарья Снигур выиграла четыре титула ITF за последние шесть месяцев, включая ее первый выигранный турнир с призовым фондом 25 000$ в Каcиве в этом месяце, и 16-летняя Любовь Костенко, которая входит в топ-50 юниорcкого рейтинга и уже играла в финале профессионального турнира ITF в Черноморске.
Каждый из этих игроков сам по себе был бы примечательным явлением, но огромное количество новых молодых украинских теннисисток невероятен, особенно учитывая тот факт, что последние два десятилетия характеризовались политическими и экономическими потрясениями в Украине в форме многочисленных революций и продолжающегося военного конфликта с Россией.
Чтобы выяснить причины этого всплеска в развитии тенниса, я отправился в Киев, столицу Украины, чтобы поговорить с Евгением Зукиным, Исполнительным директором Федерации тенниса Украины, а также с бывшим менеджером Элины Свитолиной Всеволодом Кевличем и бывшей 79-й ракеткой мира Ольга Савчук, являющейся теперь менеджером сборной страны в Кубке Федерации, — и узнал, что история — это не только история, но и долгосрочный перспектива в контексте текущих изменений.
«Это случается не так — бац, что-то вдруг произошло, и вы получаете результат! Это — длительный процесс», — подчеркивает Евгений Зукин. — Мы не можем просто заниматься вопросом пару лет — и иметь игроков. Это десятки лет работы. Украинской федерации и стране 25 лет; в советское время путешествовало не так много игроков. А затем двери открылись, и прошло десятилетие, прежде, чем все стало по-другому».
Савчук, которой было три года, когда распался СССР, росла, слышала от других об отсутствии возможностей: «Мои тренеры, которые играли за СССР, говорили, что выходить на улицу было сложно, и даже, если это удавалось, чувствовали, как за ними наблюдали, и у них не было свободы », — говорит она.
Но, несмотря на то, что профессиональный теннис был фактически закрыт для желающих, он всегда пользовался популярностью в Украине в среде любителей.
Кевлич, который тренировался с бывшим финалистом Ролан Гаррос Андреем Медведевым в Киеве в 1970-е годы, говорит, что Украина была «теннисной республикой в ​​составе Советского Союза». Он вспоминает, что киевская школа была «возможно, лучшей школой в Советском Союзе, потому что у нас был хороший климат, хорошие города с теннисными кортами и хорошие люди, которые были увлечены спортом».
Между тем, Зукин отметил, что «нельзя забывать, что стране всего 25 лет, а теннису здесь более 100 лет».
Когда границы открылись, Кевлич учился в своей первой международной школе судейства в Польше в 1995 году — и признает, что для него пропасть в профессионализме там и здесь была «шоком». Тем не менее, когда Украина начала принимать турниры, даже на самых низких уровнях, отклик со стороны болельщиков свидетельствовал о любви страны к спорту. Турнир ITF с призовым фондом 10 000$, прошедший в Украине в 1993 году, собрал большое количество людей.
«Для нас это было похоже на Большой шлем»,- иронично заметил Кевлич, — и дебют Украины в качестве принимающей стороны Кубка Дэвиса против Норвегии в 1996 году привлек на корты 3000 зрителей, несмотря на отсутствие среди участников игроков из Top-50.
«Вокруг Элины Свитолиной мы создали команду — у нее был личный тренер, личный физиотерапевт, личный тренер по фитнесу, корты, бассейн, у нее было все, что ей нужно, чтобы достичь всего в своей юниорской карьере, а затем и на выступлениях в профессиональной карьере».
 
В течение следующих двух десятилетий появилась плеяда достаточно успешных профессионалов: Зукин перечисляет сестер Бондаренко, которые достигли Топ-30, а также бывших игроков Топ-100 — Татьяну Перебийнис, Марию Корытцеву, Викторию Кутузову и Юлиану Федак. Тем не менее, как осознал Кевлич, который работал с командой Украины в Кубке Федерации в 2007-2010 годах, недостаток опыта удерживал команду ниже уровня Мировой группы.

2010 Roland Garros girls’ champion Elina Svitolina (Getty)
«Все решили, что знают все, но многие наши специалисты и тренеры ничего не знали», — признался Кевлич. «Ответственные за команду люди не были заинтересованы в развитии тенниса и создании хороших игроков».
Нужна была правильная система, и в сотрудничестве с бизнесменом Юрием Сапроновым Кевлич приступил именно к такому проекту: 13-летнему таланту по имени Элина Свитолина.
«Сапронов создал стандарт, показал, что мы должны делать, чтобы все было на высшем уровне и что нужно тратить столько денег, сколько необходимо», — говорит Кевлич.
Вокруг Элины Свитолиной мы создали команду — у нее был личный тренер, личный физиотерапевт, личный тренер по фитнесу, корты, бассейн, у нее было все, что ей нужно, чтобы достичь всего в своей юниорской каръере, а затем и на выступлениях в профессиональной карьере ».
Это стало катализатором не только для карьеры Свитолиной, но и для ее чемпионской ментальности. Предыдущие украинские юниоры, даже те, у кого были спонсоры, путешествовали по турнирам с финансовой неопределенностью. «Но когда [Свитолина] путешествовала по миру, она знала, что все, что ей нужно, она получит! Вероятно, это был важный психологический момент для нее, чтобы выиграть юниорский Ролан Гаррос в 2010 году», — вспоминает Кевлич.
Конечно, хорошо тратить столько денег, сколько необходимо, но это не вариант для самой Федерации тенниса Украины, бюджет которой составляет около 700-800 000 долларов в год. Вместо этого основная роль Федерации на протяжении многих лет заключалась в том, чтобы соединить перспективных игроков с бизнес-сообществом и различными частными спонсорами, у которых есть деньги.
«Спорт в нашей стране организован совершенно иначе, чем в странах Западной Европы», — говорит Зукин. «Как федерация, у нас нет большого бюджета, поэтому наша цель — привлечь талантливых игроков к людям, которые имеют деньги и могут помочь им справиться».
Однако не все так просто. Кевлич рассказывает о «проблеме доверия — вам нужен кто-то, кому можно верить», — этой проблемой он сейчас и занимается на юниорском уровне. Его последний проект — Любовь Костенко, с которой он впервые столкнулся на юниорском турнире (возрастная категория до 12 лет) в 2015 году — тот, на котором он первоначально присутствовал для того, чтобы увидеть Лопатецкую, которую он с восьмилетнего возраста называл «абсолютно теннисным человеком». Но «Костенко была довольно редким явлением среди девушек», — вспоминает Кевлич. «Она была агрессивна в конце своих заготовленных комбинаций. Она была очень решительна и совершенно права в своих решениях». Два года спустя, зимой 2017 года, Сапронов решил инвестировать в Костенко, и был подписан контракт.
За это десятилетие также произошла смена ключевых персоналий в Федерации Тенниса Украины. С 2006 года Вадим Шульман был президентом федерации. При нем, по словам Кевлича, инвестиции и финансирование увеличились — пока Шульман не потерял интерес к теннису пять лет спустя. Это случилось, когда карьеры его подопечных, сестер-близнецов Людмилы и Надежды Киченок не получили ожидаемого развития. В 2013 году на пост президента был избран бизнесмен Сергей Лагур, вместе с ним в Федерацию пришел Зукин.
«Наш план состоял в том, чтобы изменить связь между федерацией и всеми, кто участвует в процессе», — говорит Зукин — «Быть ​​больше похожим на профсоюз и быть открытыми, чтобы протянуть руку помощи всем, кто действительно нуждается в этом».
Савчук, которая сыграла свой первый профессиональный турнир в 2002 году, а завершила свою карьеру после прошлогоднего Открытого чемпионата США, видела, как приходят и уходят разные персоналии, но может засвидетельствовать об успехах Зукина и Лагура.
«Многое очень изменилось», — сказала она мне во время ланча в Лондоне, где она сейчас живет. «Если они чувствуют, что игрок хороший или же потенциально может стать успешным, они пытаются помочь. В мои времена это было не так. Сейчас вы можете попросить о помощи, и, возможно, они не смогут помочь, но они попытаются что-то сделать. Федерация стала более открытой и более доступной».
В юности контакты Савчук с ее национальной федерацией были минимальными; вместо этого она составляла свои собственные планы тренировок на специальной основе, начиная с межсезонья в академии Алана Ма в Гуанчжоу по рекомендации Зарины Дияс и заканчивая базированием в Париже просто потому, что она любила город. Теперь она передает свой опыт федерации.
«Сейчас ФТУ заинтересованы в профессиональном спорте — в мои дни ее больше интересовало зарабатывание денег на теннисе», — говорит Ольга.
Но источник фонда талантов можно найти там, где все это началось: в теннисной традиции страны, которая существовала как часть Советского Союза и получила продолжение после получения Украиной независимости, а также на протяжении всех потрясений, через которые страна проходит. На рубеже веков начали проявлять себя в любительские лиги: один из крупнейших банков страны — ПриватБанк — организовал турниры для своих работников и пригласил другие компании к участию в соревнованиях — с тех пор интерес рос как снежный ком.
«У нас в Украине огромное любительское теннисное движение, скажем так, лучшие любители», — заявляет Зукин. «Лучше, чем в России, лучше, чем где-либо. У нас есть несколько национальных любительских лиг, и люди переезжают как профессионалы из города в город на турниры. Они сходят с ума по теннису, и у них есть свои фанаты. Это действительно важно, потому что они хотят, чтобы их дети играли в теннис, стали игроками. Это сообщество. Оно было профессиональным с самого начала — они попросили профессиональных судей, оно было даже организовано как профессиональный тур. [Лагур] также является главой этой любительской лиги — это собрание бизнесменов, знаменитостей, людей кто любит теннис. Это — стиль жизни».
Некоторые участники этого сплоченного сообщества в конечном итоге становятся инвесторами игроков; другие строят корты в своих родных городах. И большинство молодых талантов происходит из того, что Зукин называет «династиями» — семьями, которые вращаются вокруг тенниса из поколения в поколение, часто принимая эстафету от родителей, которые были ограничены как игроки в советские времена.
«Возьмем Бондаренко, их мать — тренер. [Андрей] Медведев и [Наталья] Медведева, мать — тренер, отец — тренер. Костюк, мать — тренер, дядя — тренер. Завацкая, родители не были тренерами, но они играли в любительских лигах. Лопатецкая — девушка, происходящая не из теннисной семьи, но ее родители отдать ее в руки опытного тренера и не вмешиваться в процесс».
Любопытно, что большинство потенциальных игроков мирового уровня, проходящих через конвейер, — это девочки.
«В Украине — матриархат», — говорит Зукин. «Женщины действительно сильны, а мужчины не так сильны, как хотелось бы».
Несмотря на это, это — процветающая фундаментальная площадка. Другие, более богатые федерации тратят целое состояние только в попытках создать нечто подобная. Эта площадка создана для поколения молодых игроков, голодных к успеху и имеющих серьезные амбиции. Савчук, дебютировавшая в качестве менеджера Кубка Федерации в феврале во время зональных связей Украины в Зелёной Гуре, познакомилась с ней поближе — и опытная теннисистка была удивлена.
«Костюк — очень взрослая для своего возраста», — говорит Савчук. «У нее очень вариативная игра — она ​​может выполнять резаные, она может быстро бегать, она может выходить вперед, у нее действительно хорошие руки. Лопатецкая — действительно высокая, очень сильная девушка, очень мощная, но в то же время не просто бездумно бьющая, она хорошо использует корт. Ястремская? Я могу вам сказать, я никогда в своей жизни не видела кого-то, кто бы был настолько профессионален на корте, если честно. Я даже потом спросила Даяну, как это у нее получается. Если она не попадает мячом в корт, она никогда на это не реагирует. Она очень сосредоточена и очень организована на корте — что удивительно, потому что за его пределами Даяна очень открытая и очень эмоциональная».
Савчук смеется, вспоминая конкуренцию внутри команды за право сыграть одиночные матчи.
«Они очень расстраивались, когда выбор был не в их пользу!» — говорит Ольга — «Было несколько дней, когда Марту Костюк не ставили на одиночку, и она почти плакала, потому что не играла. Вся команда должна была объяснить ей, что она устала, она сыграла четыре матча за два дня и она была нужна нам для последней встречи. Ястремская тоже — она ​​говорила: «Я буду играть в одиночном и парном разрядах, и завтра в одиночном и парном разрядах!» Я говорила ей, давай, мы должны распределить нагрузку. Но это здорово! Девочки действительно мотивированы и чувствуют себя так уверенно, что удивительно для тенниса. Просто приятно видеть, и немного шокирует.
«Мне действительно интересно, и иногда я просто спрашиваю их, что по их мнению способствовало тому, что они так быстро изменились, повзрослели, обрели зрелость. Они словно просто решили, что хотят быть лучшими. И это прозвучало из уст 18-летней девочки!».
Как это часто бывает, когда в одном поколении появляется множество элитных талантов, когорта украинских игроков развивает здоровое соперничество друг с другом.
«Все они хотят быть лучше друг друга, поэтому они прогрессируют», — говорит Савчук. «Они также чувствуют, что они не самые молодые сейчас — это создает определенный циклизм. Если вы — единственный хороший юниор, вы можете расслабиться, но девочки прекрасно осознают, что Лопатецкая, Костенко на подходе. Все они помогают развитию друг друга».
В итоге у команды получился неутешительный результат, Украина продлила прописку в Первой группе Евро-Африканской зоне еще на год. Но с этой молодостью и глубиной, почти не имеющей аналогов нигде в мире, невозможно будет видеть Украину на уровне зональных соревнований долгое время.
Украинский проект еще далек от завершения: хотя инфраструктура в Украине улучшилась до такой степени, что Савчук, которая также тренирует сестер Киченок в парном разряде, не чувствует себя «вытесненной» — как она была во времена своей карьеры. Когда дело доходит до того чтобы найти место для тренировок, Зукин говорит, что следующий необходимый шаг — национальный центр. Это, по его словам, поможет предотвратить выезд игроков из страны, как это сделала Свитолина, когда они достигнут высшего уровня, а также сохранит бывших профессионалов в сообществе. Для этого, однако, страна должна дождаться экономического роста.
Для западных СМИ часто бывает заманчиво представить восточноевропейский успех как результат борьбы: от историй о том, что Мария Шарапова прибыла в США практически без гроша, до Аны Иванович, классно тренирующейся в пустом бассейне. Савчук, которая недавно имела возможность тренироваться в Британском Национальном Теннисном Центре в Лондоне, была поражена качеством его инфраструктуры — но, хотя она признает, что украинским игрокам, не имея такого уровня, приходилось прилагать больше усилий, она отвергает идею о том, что борьба необходима.
«Я не хочу, чтобы наши молодые игроки боролись», — уверенно говорит Савчук. Вместо этого — превалирующий ответ — все происходящее не есть тяжкой борьбой. Цветение — следствие фундаментальной работы, базирующейся на страсти к спорту.
Перевод: Елена Кайдалова tennisua.org
Оригинал публикации: Алекс Макферсон, wtatennis.com

Комментарий